«Ocypus olens: доколе?» — о валидации указаний в Красных книгах

Совсем недавно произошло знаменательное событие — переиздание широко известной в узком кругу Красной книги Астраханской области. Среди множества «замечательных» особенностей данной книги (и не менее радовавших глаз в предыдущей редакции 2004 года) стоит отметить в ней наличие «стафилина пахучего» — Ocypus olens (O. Mueller, 1764) — вида с очень трудной и несчастной «краснокнижной» судьбой, не нашедшего покоя и доныне.

Этот замечательный вид коротконадкрылых жуков впервые был включен в Красную книгу РСФСР, затем в Красную книгу СССР. Обратимся к ее второму, уже уточненному и дополненному изданию 1984-го года, который может быть легко найден во всем известной электронной библиотеке. Уже этот очерк с научной точки зрения «великолепен». Распространение вида дано без такого излишества, как ссылки на источники информации, просто — «Средняя полоса и юг Европейской части СССР, Крым, Кавказ». Единственным обоснованием необходимости всесоюзной охраны указаны сведения из научно-популярной книги о сокращении численности вида в Крыму. Что характерно, и в этой книге данные приводятся совершенно голословно, без ссылок на какие-либо учеты численности: «В последние годы стал редким видом». Описание факторов, угрожающих численности вида, столь же прекрасно — «Антропогенное воздействие, ведущее к сокращению мест обитания». С описанием мест обитания можно ознакомиться несколькими строчками выше — «встречается под камнями, в гниющих растительных остатках, под поваленными деревьями». Представляется необходимым иметь крайне буйную фантазию, чтобы вообразить себе катастрофическое сокращение камней и гниющих растительных остатков. То есть в действительности речь идет об экологически пластичном и эвритопном, но слабо изученном на территории страны виде из таксономически сложной группы. Необходимость же его охраны мучительно выдумана и не имеет ничего общего с реальностью. Единственным отечественным научным источником, на который ссылается автор очерка (Н.И. Кочетова), является каталог Г.Г. Якобсона. Георгий Георгиевич в своем компилятивном труде указывает вид для нескольких разрозненных точек — Тульской губернии, Крыма, нынешних Дагестана, Азербайджана и Грузии, а также со знаком вопроса для «Сибири» (то есть с описанием распространения в очерке и картой к нему это почти не соотносится). Достоверность этих указаний (преимущественно начала-середины XIX века) сомнительна и требует проверки оригинального материала, особенно в свете такого серьезного мероприятия, как составление общегосударственного перечня охраняемых видов. Сама Н.И. Кочетова, разумеется, к изучению стафилинид никогда отношения не имела и писала очерк фактически про гегелевскую «вещь в себе». Именно с такого низкопробного продукта началось шествие «стафилина пахучего» по страницам Красных книг.

В последствии «стафилин пахучий» был найден и включен в региональные Красные книги или неофициальные списки «редких видов» в огромном множестве регионов. Немногочисленные специалисты по коротконадкрылым жукам, как и в случае общегосударственного перечня, не имели к этому отношения. Ведь это же так здорово и просто — найти в регионе еще один редкий вид! К счастью, после исключения вида из общегосударственных перечней охраны (российского и украинского, из последнего — с трогательной формулировкой «численность вида восстановилась») вид постепенно исключили и из большинства региональных перечней. К «невключению» вида в Красную книгу Волгоградской области мне довелось иметь непосредственное отношение, не смотря на то, что и здесь он был неоднократно «найден». И только в немногих регионах в качестве застарелых метастаз охрана вида еще продолжается. Например, в окружающей в данный момент меня Астраханской области. Поскольку с момента выхода рассмотренного выше замечательного очерка из Красной книги СССР прошло всего лишь 30 лет, очерк в свежей Красной книге Астраханской области является почти калькой с него. Правда, «стафилин пахучий» немного уменьшился в размерах (с 32 до 25 миллиметров) и стал окончательно похож на Ocypus nitens (и даже ссылка в книге на фотографию в интернете честно ведет на изображение данного вида, действительно крайне обычного во всем Нижнем Поволжье). Места обитания вида при этом несколько расширились и трансформировались до «под долго лежащими предметами на земле». И по-прежнему ему угрожает антропогенное разрушение естественных местообитаний. Действительно — ведь хорошие, нужные в хозяйстве предметы в Астраханской области на земле долго не лежат, как местный житель могу подтвердить. То есть свежий очерк является последовательным продолжением «достойной» традиции, основу которой положила Н.И. Кочетова. Аналогично никаких научных доказательств обитания вида Ocypus olens в Астраханской области не существует в принципе, каких-либо внятных причин для его государственной охраны автор очерка не приводит. Сложно даже сказать, о каком именно виде идет речь — такое впечатление, что автор очерка просто неправильно указал название вида. И тогда — все в порядке: Ocypus nitens действительно обитает в Астраханской области и весьма нередок. Правда, зачем его охранять — понять сложно. Исходя из данных, приведенных в издании — невозможно понять рациональный смысл его включения в перечень видов, занесенных в региональную Красную книгу. Остается лишь догадываться: причина носит иррациональный (метафизический, религиозный или какой-нибудь еще) характер или специальным образом тщательно скрыта от читателя.

Мне бы при этом категорически не хотелось, чтобы сказанное выше воспринималось кем-либо как «особость» Астраханского региона или особенная выдающаяся халтура. Вовсе нет — это именно типовой очерк о «стафилине пахучем». Если мы откроем, например, Красные книги любой из областей и республик Северного Кавказа (а он включен в почти все из них), или Мордовии, или Владимирской области — картина совершенно та же или еще «замечательнее». Единичные находки, широчайшая экология (если верить некоторым «экспертам», он живет и в навозе, и на падали — везде живет, что абсолютно не соответствует действительности), угрозы разрушения человеком этих массовых и часто как раз антропогенного происхождения биотопов, никаких ссылок на современные научные источники. Мне сложно объяснить пассажи про антропогенное воздействие на «кучи растительного мусора» (Владимирская область, В.И. Гарькавый) чем-то, кроме либо измененного состояния сознания, либо полного безразличия к научному качеству публикуемого текста — написанием «для галочки». Так что астраханский очерк отражает лишь «среднюю температуру по больнице» в области ведения региональных Красных книг (и даже несколько более здоровое состояние) и если задевает меня больше, чем аналогичные — только в силу большей близости для меня данного региона и меньшего равнодушия к охране его природы. Так что все не так плохо, как описано выше — все значительно хуже.

В действительности Ocypus olens (O. Mueller, 1764) — преимущественно западноевропейский (в том числе — западносредиземноморский) эвритопный мезофильный вид, также интродуцированый в XX веке в Северную Америку. О его распространении, как и о наличии в принципе, в России судить, к сожалению, достаточно сложно. Причиной этого является именно его «краснокнижность» — большинство его многочисленных «находок» сделаны людьми «от охраны природы» и требуют проверки. Мне приходилось видеть множество «стафилинов пахучих» из разных регионов. Всегда это были или Ocypus ophthalmicus (Scopoli, 1763) со слабо выраженным металлическим блеском, или крупные Ocypus nitens (Schrank, 1781). В тех регионах, где проводились какие-либо основательные исследования стафилинид — можно с большой долей уверенности говорить об отсутствии вида. Так, на юге Европейской России и Северном Кавказе вид, очевидно, отсутствует. За десятилетия исследований ни мне, ни моему старшему коллеге из Ростова-на-Дону Эдуарду Ашотовичу Хачикову не удалось здесь собрать ни одного экземпляра Ocypus olens. В Самарской области И. Гореславцу его обнаружить также не удалось, что позволяет предполагать его отсутствие и далее к северу и востоку, не смотря на включение в Красную книгу Мордовии. Но, поскольку «доказать отсутствие» невозможно, можно лишь подвергнуть проверке известные экземпляры, на основании которых указывался вид. Неизвестные — («по данным автора очерка») проверить, конечно, нельзя. К тому же круг российских специалистов по стафилинидам крайне узок, разрознен и весьма непостоянен — и многие регионы совершенно не охвачены нашими исследованиями. Находки (действительные) Ocypus olens представляются мне вполне возможными в крайних западных областях Европейской России (например, Ленинградской, Псковской, Смоленской), восточнее же его очевидно нет. Для пытливых натуралистов ниже приведена иллюстрированная инструкция по самостоятельному отличению Ocypus olens от других видов рода Ocypus в Европейской России. Хотелось бы надеяться, что такая инструкция позволит исцелить последние рецидивы охраны «стафилина пахучего», нахождение которого в России в принципе сомнительно. Либо же получить наконец действительно достоверные сведения о его находках.

Следует особо отметить, что в Крыму (где и началась охрана так называемого «стафилина пахучего») обитает в действительности другой, очень близкий к нему вид — восточносредиземноморский Ocypus curtipennis (Motschulsky, 1849) (он же позже многократно описан как Ocypus integer Abeille, 1900, Ocypus kyproticus Coiffait, 1964, Ocypus pseudolens Coiffait, 1964 и др.). То есть «стафилин пахучий» не мог стать в Крыму редким по причине своего там отсутствия. И его численность там никак не могла восстановиться ровно по той же причине — нечему восстанавливаться. В новой Красной книге Украины данная ошибка исправлена. Хотя в целом ситуация с видом на Украине тоже осталась совершенно непонятной — где он восстановился, если в Крыму его и не было? Но в России вид, включенный в охранные списки со сути по ошибке крымских натуралистов-любителей, местами все еще пытаются охранять — цирк уехал, но артисты остались, как говорят в народе. Отличия O. olens и O. curtipennis также будут упомянуты отдельно.

Итак. Ocypus olens — очень крупный жук характерного облика. От большинства стафилинов близкого размера отличается прежде всего очень густой, равномерной пунктировкой головы и переднеспинки и радикально черным цветом — без намека на металлический отлив. Может быть спутан в Европейской России неопытным специалистом с одним из двух уже упоминавшихся видов. Итак, пошаговая инструкция:

Шаг 0. Убеждаемся, что перед нами действительно представитель подрода Ocypus (s.str.) либо близкого и сходного по общему облику входящего в него видов подрода Matidus  в современном их толковании, сформулированном Алешем Сметаной и Энтони Девисом (и общепринятом среди специалистов на сегодняшний день). Для совершения этого шага потребуется хотя бы поверхностное знакомство с современной систематикой семейства стафилинид и знание наиболее распространенных европейских языков. Для действительно образованного и любознательного человека, располагающего досугом — такое занятие должно быть необременительным и приятным.
Шаг 1. Измеряем размер жука. Если он заметно меньше двух сантиметров (скажем, шестнадцать или восемнадцать) — это не O. olens. Последний — вседа не меньше двух сантиметров длиной.
Шаг 2. Смотрим на цвет передней части тела. Если хотя бы надкрылья с заметным синим отливом — это O. ophthalmicus. O. olens, как и другие европейские виды — всегда совершенно без металлического блеска.
Шаг 3. Сравниваем длину надкрылья (от плеча строго назад до заднего края) и переднеспинки (вдоль средней линии). Если измеренная длина надкрылья явно меньше длины переднеспинки — перед нами точно не O. olens. В Европейской России в данном случае мы имеем дело с O. nitens. В горных районах «Большого Средиземноморья», включая Крым и Кавказ, есть другие виды, в том числе близкие по размеру к O. olens.
Шаг 3.5 (проверочный для отсева O. nitens). Внимательно смотрим на переднеспинку. Если четко видна гладкая непунктированная линия по всей ее длине (как на фото ниже) — это гарантированно O. nitens. У O. olens (как и у O. ophthalmicus) развита только слабо выраженная узкая полоска без пунктировки в основании переднеспинки или ее нет вовсе.
Шаг 4. На всякий случай внимательно рассматриваем последний членик челюстных щупиков (под увеличением не менее х20; смотреть крайне внимательно — опушение тонкое, короткое и прижатое, но хорошо заметно на наружной стороне в базальной части членика). Если он тонко опушен (также ср. с фото) — перед нами совершенно точно настоящий O. olens. Если совершенно голый — это, вероятно, редкий случай абсолютно черного крупного O. ophthalmicus.
Шаг 5 (для Крыма и дополнительной проверки, возможен только при наличии самцов). Вынимаем и изучаем эдеагус. Если сросшиеся парамеры доходят или почти доходят до конца лопасти на вершине «трубки» (см. рисунки) — перед нами однозначно O. curtipennis (в случае Крыма) или же ошибочно определенный на прошлых шагах O. ophthalmicus. Если явно не доходит и эдеагус, как на соответствующих иллюстрациях — см рисунки и фото — перед нами самый настоящий O. olens. Бескрылость O. curtipennis, указанная в КК Украины, на мой взгляд, требует дополнительного изучения и не может считаться абсолютным признаком. Хорошо известно, что многие виды жуков состоят одновременно из бескрылых и крылатых популяций. Таким образом, лучше ориентироваться на строение эдеагуса самца при различении данных близких видов как на более надежный видоспецифичный признак. При этом, разумеется, необходимо помнить, что строение эдеагуса внутри каждого вида не менее изменчиво, чем внешний облик жуков (что и привело в свое время к описанию множества видов Ocypus, сейчас рассматриваемых как синонимы немногих действительно самостоятельных таксонов). И здесь также следует ориентироваться на конкретные отличительные признаки, а не кажущуюся «похожесть».

Таким образом, только пройдя все необходимые шаги, описанные выше, можно утверждать, что исследуемый жук — и есть настоящий «стафилин пахучий» — Ocypus olens. Вы можете обратиться с ним к любому из российских специалистов по семейству, и Вам будут чрезвычайно рады. Действительная находка данного вида в России может стать крайне интересным событием, заслуживающим публикации в высокорейтинговом издании. Если же практиковать «лечение по фотографиям в Интернете» (сравнивать с изображенниями «определенных» экземпляров, не имея понятия, на что именно следует обращать внимание) — Вам будут не рады и даже могут назвать нехорошим словом. Пожалуйста, не ходите с таким к специалистам. Для таких вещей есть замечательные социальные сети и не менее замечательные фотосайты. Там Вам, наверное, будут рады. Там уже есть много «находчиков стафилина пахучего». Например, Максим Гуляев — человек из славного провинциального города Саратова, разместивший свои фото на сайте «макроидентификации». Это ведь не важно, что на его фото прекрасно видны признаки O. nitens — явно очень короткие надкрылья, общий более «тонкий» габитус и (видна хуже) непунктированная полоса на переднеспинке. «История стала легендой. А потом и анекдотов насочиняли». Вот и тут — «народная систематика» во всей своей красе. Хотя настоящие O. olens выглядят живыми примерно так (в Лондоне, где они вполне обычны). И ведь это — при желании и знании находится ровно в том же интернете.

При этом литература по группе — вполне доступна (хотя и не на русском языке) и легко находится через поисковые системы. Специалисты — живы, относительно здоровы (чего и всем вам желаем) и известны. Тот же самый Интернет можно использовать как для связи с ними, так и для поиска научных литературных источников. Но, quod erad demonstrandum — Всемирная Паутина — только инструмент, и ее наличие не может вызвать само по себе наступление века просвещения и победы науки. Оно даже никак не может сократить количества низкокачественных околонаучных ресурсов — таких, как «традиционные» Красные книги или всевозможные сайты folk systematics, где фотографы-натуралисты пытаются алхимически выкристаллизовать истинное знание из массива коллективных заблуждений. Хотя при помощи, например, замечательной подборки фотографий, тщательно собранной на сайте Зоологического института РАН Андреем Львовичем Лобановым — можно было бы разобраться в отличиях видов рода Ocypus Европейской России, особенно опираясь на хоть какую-нибудь более-менее современную литературу, которая на том же сверхполезнном для пытливых и не ленивых людей сайте есть. Но помочь, как известно, можно только тому, кто помогает себе сам.

Фотографии:
Настоящий Ocypus olens (O. Mueller, 1764) (Англия).

Ocypus ophthalmicus (Scopoli, 1763) на сайте Зоологического института РАН.
Ocypus nitens (Schrank, 1781) (Волгоградская область).

Эдеагусы Ocypus olens (O. Mueller, 1764), разных форм Ocypus curtipennis (Motschulsky, 1849) и Ocypus ophthalmicus (Scopoli, 1763) (по: Coiffait H. 1974. Coleopteres Staphylinides de la region palearctique occidentale. II. Sous famille Staphylininae, Tribus Philonthini et Staphylinini. Nouv. Rev. Entomol. Suppl. 4(4): 1-593. (2)):

В целом же следует отметить, что данная проблема (взятие вида под охрану на основе совершенно непонятных соображений, далеких от картины мира, известной науке) касается не только стафилинид или насекомых вообще, но и многих других групп организмов, включаемых в Красные книги. Так, другим замечательным, на мой взгляд, примером того, к чему может приводить существующий подход к составлению Красных книг, является одно из растений, занесенных в Красную книгу Волгоградской области.

В бытность научным сотрудником Волгоградского регионального ботанического сада, ответственным за учет и мониторинг «краснокнижных» видов, мне приходилось нередко проводить настоящие расследования, чтобы установить, что же именно в действительности администрация региона должна взять под строгую государственную охрану. Одним из таких видов была «келерия Талиева» (Koeleria talievii Lavrenko). Данный вид был внесен в список Красной книги по инициативе известного волгоградского ботаника В.А. Сагалаева как исключительно редкий, известный из немногих местообитаний на мелах. При этом некая своеобразная келерия (значительно отличающаяся как от авторского описания к. Талиева, так и от прочих видов, когда-либо приводившихся для Волгоградской области) встречалась мне на меловых мелкоземах повсеместно в Волгоградской области, представляя собой вполне обычный и характерный элемент их растительного покрова. Соответственно, возникала закономерная дилемма: либо это и есть вид, занесенный в Красную книгу — и тогда его занесение туда очевидно ошибочно (вид весьма обычный и никаких явных угроз его существованию нет), либо это другая келерия — а истинная келерия Талиева скрывается на меловых склонах у станицы Слащевской, где ее указывал Сагалаев.

К счастью, в гербарии Волгоградского педуниверситета удалось найти гербарные образцы из Захоперья с оригинальными авторскими этикетками Сагалаева. Они оказались совершенно идентичными «обычной меловой келерии» (в последнем понимании британских ботаников входящей в широко распространенный вид  Koeleria macrantha (Ledeb.) Schult). То есть очевидно, что указание Сагалаева никем не проверялось, его представление о «келерии Талиева» как сверхредком виде растений Волгоградской области было просто принято на веру и в действительности является ложным. Уже почти десять лет администрация региона ведет строгую охрану вида, в регионе не существующего — такова печальная действительность, как и в случае со «стафилином пахучим» во многих регионах по той же самой причине.

На сегодняшний момент не только не существует официально утвержденных алгоритмов верификации сведений, на основании которых вид вносится в ту или иную Красную книгу, сама данная проблема практически нигде не является предметом обсуждения. В самом лучшем случае составители Красных книг требуют от инициаторов ссылки на публикацию либо общедоступный коллекционный образец (а чаще всего нет и этого, и можно указывать все, что угодно, со ссылкой «сведения автора»). То есть государственное решение о принятии особых мер для сохранения вида за счет средств государственного бюджета принимается просто «на веру», без независимой экспертной оценки, перекрестной проверки специалистами (пресловутого peer review) и т.д. Предоставивший данные специалист (или «специалист», как Н.И. Кочетова или другие, тоже хорошо известные люди) не несет вообще никакой ответственности за их достоверность. Если завтра «специалист» скажет «Бес попутал!» — останется только развести руками. Все расходы на подготовку и издание очерка и мероприятия по сохранению вида — были просто так. Никто не виноват, да. Такая ситуация выглядит совершенно безумной и была бы ужасна, если бы не еще более мрачный фон общих подходов к составлению «красных книг» — бессмысленных и беспощадных. Вопросу о том, насколько необходимы и полезны современные Красные книги (а скорее — наоборот, прежде всего — региональные), и насколько с этим ничего нельзя поделать — будет, возможно, посвящена следующая заметка цикла.

«Ocypus olens: доколе?» — о валидации указаний в Красных книгах: 3 комментария

  1. Дмитрий

    Костя!
    Отличная статья! Правильно ты всё написал. Но не надо так расстраиваться из-за того, что администрация региона вынуждена вести «строгую охрану вида». Ведь по сути ничего особенного не делается. Ну максимум выделяют деньги на мониторинг КК видов. Это можно рассматривать как «с паршивой овцы хоть шерсти клок» — хотя бы таким образом энтузиасты получают деньги на свои исследования, «мониторя» попутно виды. Да, это расходование государственных средств, но куда и как расходуются гораздо большие средства все мы прекрасно знаем. А бороться с ляпами в КК, конечно, надо.

    1. Константин Гребеннников Автор записи

      Дима, ты примерно себе представляешь — что будет, если нормы УК и КоАП по краснокнижным видам (да, это та самая строгая охрана) будут приведены в действие в полном объеме? Ты понимаешь, что цена «шерсти клока» — это отсутствие охраны и тех видов, которым она действительно нужна? Ты понимаешь, что «энтузиасты», наполняющие КК вот подобным — активные соучастники такой ситуации? И речь не об отдельных «ляпах», речь о системе. О тупике, в котором находятся все Красные книги именно из-за такого вот легкомыслия.

  2. Дмитрий

    Костя, привет!
    Да отлично я всё это понимаю. Просто если делать всё по-правильному: организовать полномасштабные исследования, базирующиеся на научно обоснованных фактах реальной угрозы — это ж такие деньги нужны! Их никогда не выделят. Природоохранным структурам гораздо проще потратить сравнительно небольшие деньги на издание КК и мониторинг видов, которые туда внесли.
    По поводу проведения карательных мер в отношении данных видов… Ну иногда же проводят показательные акции по изъятию первоцветов на рынках. Думаю, этим и ограничится. Отследить незаконный сбор насекомых вообще практически невозможно, а прикопаться ещё сложнее. Думаешь, кому-то захочется заморачиваться и разыскивать с собаками в полях энтомологов на предмет: не ловят ли они там часом КК виды?
    По поводу отсутствия охраны тех видов которым она действительно нужна. Тут как раз и карты нам в руки. Раз других спецов нет, комитеты вынуждены привлекать тех что есть. В свою очередь мы можем предлагать (несколько кривя душой) виды, которые хотя бы обитают в интересных биотопах. Вот пусть эти биотопы и охраняют. Не научно? Да. Но другого выхода я пока не вижу.
    Другое дело, что мы конечно должны стараться вносить в КК те виды, которые действительно этого заслуживают. Но ты же понимаешь, что это не всегда возможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *