Комплексный подход к изучению биоразнообразия: история и современность

В связи с многочисленными вопросами отдельных коллег написана небольшая заметка о состоянии дел с комплексным изучением биоразнообразия, являющимся причиной появления KGBase.

Разнообразие животного и растительного мира — одна из важнейших характеристик естественных природных комплексов. Количество таксонов организмов, характер их состава и распределения на местности (имеющей, в свою очередь, определенные климатические, геологические и др. условия и их распределение) характеризуют как историю развития и формирования комплекса, так и его значимость с точки зрения человека — и сугубо утилитарную (хозяйственную, рекреационную и т.д.), и нематериальную (научную, природоохранную и др.). При этом очевидно, что предметом изучения должно являться биоразнообразие всего природного комплекса как единой исторически сложившейся естественной общности, элементы которой формировались на одной территории под влиянием как абиотических факторов (единых для всех организмов или их экологических страт, включающих набор групп организмов), так и друг друга. Изучение разнообразия отдельных групп организмов не позволяет в полной мере раскрыть «особость» природного комплекса: путь его формирования, динамическую структуру, взаимосвязи между элементами. Хотя лишь понимание такой «особости» позволяет установить действительную значимость конкретной территории, оценить ее биологические ресурсы по широкому набору критериев, и организовать эффективное управление территорией, в том числе — природоохранное. Ниже будет показано, что комплексный подход к изучению биоразнообразия — не только единственная оправданная стратегия изучения биологического разнообразия, но и историческая традиция в исследовании животного и растительного мира Земли, развитие которой на основе современных средств и методов — наилучшая стратегия развития изучения биосферы. История вопроса будет изложена тезисно и применительно в основном к российской, советской и снова российской науке, имея в виду, что в большинстве стран мира развитие вопроса было сходным, хотя и со своими особенностями.

На первоначальном этапе научного изучения биоразнообразия Земли (в XVIII-XIX веках) представление о разнообразии «произведений земли» как комплексном свойстве территорий являлось само собой разумеющимся. Это прекрасно демонстрируют, в частности, работы исследователей энтомофауны России в целом и Нижнего Поволжья, от Петера Симона Палласа до Александра Беккера и приезжавших специалистов конца XIX — начала XX веков, например, Василия Евграфовича Яковлева или Михаила Дмитриевича Рузского. Работы данных авторов, как и почти все фаунистические и флористические работы тех времен полны пространных рассуждений о «естественной истории» посещаемых территорий, их сходствах и различиях и причинах таковых, взаимосвязях растительного и животного мира друг с другом, с климатом, геологией и проч. Хорошее разностороннее образование и широкий кругозор немногих в то время специалистов позволял им делать выводы о составе и структуре природных комплексов, часто имеющие высокое научное значение до сегодняшнего дня включительно.

Позднее, в XX веке, в изучении биоразнообразия наступил «кризис фрагментации». Расширение сведений о каждой группе организмов требовал все большей специализации. Технология образования все больше ориентировалась на быструю подготовку и выпуск специалистов, чаще всего (особенно в новых региональных учебных заведениях) в ущерб комплексности и широте такой подготовки. Не могло не сказаться на изучении биоразнообразия превращение научной среды из небольшой закрытой общины, в которой большинство знало друг друга по личным встречам либо переписке, в «свободный рынок». Скорость подготовки и выпуска научных работ стала в большинстве случаев значительно важнее их долговременной значимости и ответственности за достоверность и полноту опубликованных сведений. В результате поток сведений о биоразнообразии вырос во множество раз, однако превратился в море разрозненных списков, приводимых вне какого-либо контекста, часто без точного описания методов, мест сбора и т.д. Следует отметить, что в СССР качественный скачок в этом направлении был совершен в 60-е годы, в новом же Российском государстве поток разрозненных низкокачественных сводок о биоразнообразии быстро приобрел пугающие размеры, не снижающиеся до сегодняшнего дня. Вместе с отсутствием доступных средств автоматизации обработки данных до конца XX века это делало обобщение и совокупный анализ потока сведений о разнообразии организмов определенной области практически невозможным.

В то же время, с начала XX века активно развивалось новое теоретическое научное направление — учение о взаимосвязи организмов и их групп с окружающей средой — экология. И становилась все более очевидной необходимость возврата к старому комплексному представлению о природной среде на новом теоретическом уровне. Следует отметить, что теоретическая сторона вопроса о структуре биоразнообразия и ее анализе к настоящему времени хорошо проработана, однако практическое изучение биоразнообразия в природе находится все в том же «кризисе фрагментации» и зачастую лишь углубляется в него, хотя технические возможности ведения исследований в едином контексте уже изобретены и доступны для массового внедрения. Ниже будут показаны причины сложившегося противоречия, указаны принципы, при соблюдении которых оно может быть устранено, и кратко описано современное состояние наиболее заметных проектов по комплексному изучению биоразнообразия (прежде всего — связанных с территорией Европы и Российской Федерации).

В последние десятилетия происходило активное развитие теоретических подходов к комплексному изучению, сохранению и использованию биоразнообразия. Был принят целый ряд руководящих международных документов (конвенций и стратегий) по сохранению биоразнообразия. На основе этих документов большинством государств были приняты соответствующие национальные документы. Накоплен большой массив научных и методических работ теоретического характера, описывающих принципы, подходы и методы изучения биоразнообразия как единого свойства территории. Подборка относительно современных учебных пособий, раскрывающих эти достижения, находится, например, на сайте Экоцентра МГУ им. М.В. Ломоносова — Серия учебных пособий “Сохранение биоразнообразия”. Представленные на указанном сайте пособия доступны для скачивания. Представляется целесообразным остановиться на одном из них (прочие в большей степени посвящены теоретическим основам сохранения биоразнообразия):

География и мониторинг биоразнообразия. Колл. авторов. М.: Издательство Научного и учебно-методического центра, 2002. 432 с.
Авторы книги: Лебедева Наталья Викторовна, Криволуцкий Дмитрий Александрович, Пузаченко Юрий Георгиевич, Дьяконов Кирилл Николаевич, Алещенко Глеб Михайлович, Смуров Андрей Валерьевич, Максимов Виктор Николаевич, Тикунов Владимир Сергеевич, Огуреева Галина Николаевна, Котова Татьяна Викторовна.
В издании детально освещены комплексная структура биоразнообразия на различном уровне и методы и приемы анализа (прежде всего математического). Книга содержит значительный перечень источников (включая веб-ресурсы), на которой основаны ее положения. Безусловно, технологическая составляющая описанных методик, особенно описанное использование цифровых технологий — за 12 лет после издания значительно устарели и не могут применяться на практике. Тем не менее, как основа для теоретической подготовки к комплексному изучению биоразнообразия и пособие по математическим методам его анализа издание может и должно применяться.

В равной степени и с теми же оговорками можно рекомендовать вышедшее двумя годами позже рассмотренного выше издание:
Лебедева Н.В., Дроздов Н.Н., Криволуцкий Д.А. Биологическое разнообразие: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004. — 432 с. Пособие доступно для скачивания на сайте Мордовского государственного заповедника.
В отличие от первого пособия, в данной книге слабо освещены вопросы анализа биоразнообразия с помощью геоинформационных технологий. В целом издание является более кратким и в большей степени подходит для первого теоретического знакомства с вопросами комплексного изучения биоразнообразия.

Следует отметить, что в связи с «модностью» темы изучения и сохранения биоразнообразия, в последние годы издается огромное количество соответствующей литературы и научных работ теоретического характера. Основная часть их представляет собой пересказ либо реферирование уже известных методов и подходов и не может представлять значительной самостоятельной ценности, хотя и могут также использоваться для теоретической подготовки специалистов и как справочные пособия по математическому анализу данных.

Однако, при неплохой проработанности теоретических основ комплексного изучения биоразнообразия, практическая реализация комплексного подхода до сих пор является крайне проблематичной. Для единого описания состава и структуры биоразнообразия природного комплекса необходимо в первую очередь единая формальная структура такого описания. То есть единая модель данных, позволяющая их интеграцию и совместный анализ. Как будет показано ниже, в этом отношении в научном сообществе пока царит «война тысячи царств» и даже базовые принципы построения модели данных о биоразнообразии в каком-либо общепринятом виде не установлены. Соответственно, в такой обстановке подготовка пособия или инструкции для практического специалиста по изучению биоразнообразия является попросту невозможной. Таковые методические пособия или инструкции будут в каждом случае полностью зависеть от принятой в конкретном учреждении (научной школе, сообществе, просто группе единомышленников) системы сбора, регистрации, хранения и обработки данных.

Таким образом, в части практического сбора и обобщения сведений все специалисты вольны «изобретать собственные велосипеды» или пользоваться одним из множества уже изобретенных — какая-либо традиционная модель «велосипеда», то есть данных, полностью отсутствует. Одним из них является KGBase, и в этом отношении система ничуть не лучше и не хуже других — она вполне выполняет цели, которые ставит перед собой ее автор.

Однако все же следует отметить ряд очевидно важных в практическом смысле моментов, которым крайне мало внимания уделяется в теоретических пособиях (либо они не упоминаются вовсе).
1. Для комплексного изучения биоразнообразия критическим параметром является полнота изученности отдельных групп организмов в комплексе. Даже полное отсутствие сведений о группе — лучше, чем отрывочные указания, совершенно не отражающие ее действительный состав и структуру, и используемые в анализе как актуальные данные. Таким образом, объективная оценка полноты изучения отдельных групп — строго обязательный этап как комплексного анализа биоразнообразия, так и первичных фаунистических или флористических исследований.
2. Из предыдущего соображения естественно вытекает необходимость использования настолько широкого спектра методик и приемов полевого изучения каждой группы, насколько это диктуется известным или предполагаемым ее экологическим (фенологическим, трофическим и т.д.) спектром. Никакой метод изучения не может быть единственным или «лучшим», если только он не может полностью раскрыть разнообразие группы в данном природном комплексе. Таким образом, никакое изучение биоразнообразия в рамках комплексного подходя не является адекватным, если его результаты не содержат критического анализа использованных методов и приемов сбора первичного материала.
3. Изучение разнообразия группы для комплексных целей может проводиться только в контексте разнообразия структуры природного комплекса. Исследователь изначально должен выделить для себя набор кластеров пространства комплекса, в котором обитают или могут обитать представители изучаемой им группы. Исключение любого такого кластера из процесса исследования неизбежно исказит его результаты. Соответственно, результаты исследования должны содержать либо анализ полноты изучения пространственных и экологических элементов комплекса, либо объективные доказательства его однородности для рассматриваемой группы.
4. Никакая интерпретация наблюдений не может считаться окончательной, исключение ошибки исследователя невозможно. Таким образом, отсутствие подтверждающего наблюдения материала (коллекции или изображений) допустимо только при технической невозможности их сбора, которая должна быть указана и обоснована в результатах исследований. В противном случае обязательной является ссылка на место, где можно ознакомиться с материалом, подтверждающим результаты исследования.
5. Комплексный анализ биоразнообразия является в первую очередь анализом свойств геопространства. В связи с этим критичным условием адекватного анализа является точная фиксация положения объектов биоразнообразия в момент наблюдения. Никакая точность в этом плане не может быть признана избыточной — следует стремиться к той точности первичных геоданных, которая технически достижима. Произвольно «огрубить» геоданные можно будет всегда, столь же произвольно «уточнить» — уже никогда. Соответственно, результаты исследования должны содержать ссылку на место хранения первичных геоданных.

При всей очевидности изложенных моментов, соблюдение их является скорее исключением, чем правилом в современной практике. Так, в свете выше изложенного, нельзя не отметить и вредное влияние «модности» исследований биоразнообразия на практические исследования. Результатом такой «моды» стало огромное количество региональных, и, особенно, локальных фаунистических и флористических списков, имеющих практически нулевую научную ценность. Конкретные примеры такого рода здесь не будут приведены, каждый может во множестве обнаружить их сам. Характерными признаками, по которым могут быть узнаны такие работы, являются:
— Отсутствие объективной оценки вероятной степени полноты полученных списков.
— Отсутствие детального описания спектра использованных методов (либо присутствует отговорка «традиционные методы», либо указывается один-два метода (без указаний особенностей их применения), никак не способные раскрыть всю фауну или флору данной группы на этой территории).
— Отсутствие ссылки на место хранения коллекционного материала, подтверждающего представленный список.
— Отсутствие ссылки на пространственную базу данных со сведениями о географическом положении мест находок — все объекты биоразнообразия были найдены «somewhere in…».
Безусловно, поток таких данных не только бесполезен для комплексного изучения биоразнообразия — он крайне вреден, являясь источником мусорных данных, которые следует решительно отсеивать при любом комплексном анализе. Выпуск таких «списков биоразнообразия» является самым настоящим саботажем и вредительством, и не может быть оправдан какой-либо «жизненной необходимостью».

Столь же «полезны» в большинстве своем и бесчисленные «базы данных» и «кадастры» (они же «реестры»), разрабатываемые почти повсеместно в России, обычно на средства государственного бюджета либо грантов. Большинство из них либо содержат небольшой объем фрагментарных данных, никак не соответствующий их громкому названию, либо абсолютно закрыты для специалистов, либо их действительное ведение является весьма краткосрочным и прерывается немедленно после исчезновения источника финансирования или создавшего их специалиста. Такая «традиция» также не красит комплексное изучение биоразнообразия как научное направление и должна всячески изживаться. К сожалению, этому серьезно препятствует все та же «война форматов» данных, не позволяющая установить единые принципы и правила создания и ведения таких хранилищ информации, а также сохраняющаяся «маргинальность» представления результатов исследования в электронном виде, предназначенном для автоматизированной обработки, а не только чтением человеком.

Представляется необходимым понимать, что переход от изучения разнообразия отдельных групп организмов к изучению биоразнообразия природных комплексов требует пересмотра подхода к обнародованию результатов исследования. Краткие фаунистические или флористические списки (чаще всего крайне неполные и быстро устаревающие), подготавливаемые для традиционной печати в бумажных изданиях, не могут показать биоразнообразие в едином контексте природного комплекса. Таким образом, будучи даже объединены в одной печатной публикации, эти списки не могут рассматриваться как результат комплексного изучения биоразнообразия. Разного рода таблицы в таких же печатных работах, показывающие наличие или отсутствие каждого из элементов биоразнообразия в отдельных участках комплекса, также являются лишь «костылем» — попыткой исправить неизбежный системный недостаток подхода не свойственным ему техническим приемом. Очевидно, что объем данных, необходимый для комплексного анализа биоразнообразия, принципиально не может быть опубликован полиграфическим способом и, даже будучи опубликован, останется непригодным для анализа в виде символов, нанесенных на бумагу. А при недоступности первичных данных исследования для повторного анализа любая обзорная (аналитическая) публикация о результатах такого исследования становится «вещью в себе» — ее критическое рассмотрение или развитие исследования другими авторами будет практически невозможно.

Абсолютно неизбежным представляется переход к публикации результатов исследования биоразнообразия в форме доступных для автоматизированного анализа электронных баз данных, ссылки на которые должны быть обязательной частью любой аналитической публикации по итогам исследования в печати. При этом объективные технические препятствия к такому переходу в настоящее время отсутствуют. Действительные препятствия смены подхода к обнародованию данных носят исключительно субъективный характер и обусловлены сложившейся системой административного управления научно-исследовательскими работами. Так, основными показателями активности и эффективности НИР во всем мире остаются преимущественно количество печатных публикаций и производные от печатных публикаций индексы, характеризующие их цитируемость, «вес» издания и т.п. Разработка и ведение баз данных в большинстве случаев вовсе не рассматривается как часть НИР, в том числе, что характерно, академическими научными обществами (по крайней мере, некоторыми из обществ при Российской АН). Таким образом, исследователь в большинстве случаев лишен каких-либо стимулов к работе, являющейся основой комплексного изучения биоразнообразия. Соответственно, обучение или самообучение навыкам, необходимым для такой работы — становится собственным «хобби» исследователя, поощряемым лишь личными мотивами нематериального характера (разумеется, чаще — не поощряемым). Итогом становится «замкнутый круг»: признания и стимулирования смены подхода нет по причине малой практики, практики нет по причине отсутствия квалифицированных кадров, кадров нет по причине отсутствия признания и стимулирования.

В свете вышеизложенного, печатную публикацию принципиально невозможно рассматривать как самодостаточный результат комплексного изучения биоразнообразия. И даже качественно и ответственно подготовленная публикация такого рода (статья или монография) — сама по себе пригодна только как тезисный аналитический обзор полученных данных. Если же это обзор не доступных научному сообществу данных — это обзор чего-то, доступного только сознанию автора. Научная значимость такого обзора представляется несколько сомнительной. Указание в публикациях в максимально возможно подробном виде данных о находках (сборах) организмов можно считать лишь компромиссом между традицией и требованиями современности, а не решением противоречия между ними. Для иллюстрации сформулированных тезисов можно привести несколько высококачественных научных работ, на примере которых очевидна тупиковость такого компромисса.
Биоразнообразие экосистем Полярного Урала / Отв. редактор д.б.н.М.В. Гецен. – Сыктывкар, 2007. – 252 с. Книга доступна в электронной библиотеке «Флора и Фауна». Крайне основательная монография, представляющая анализ разнообразия в регионе широкого спектра групп организмов. Однако разнообразие каждой группы анализируется в собственном контексте, пространственное распределение дано по небольшому числу кластеров, взаимосвязь распределения групп раскрыта слабо. Безусловно, эти недостатки объясняются не низкой квалификацией или небрежностью авторов, а исключительно ограничениями «традиционного» подхода и при нем всегда будут неизбежными.
Егоров Л.В., Сергеева М.Г. Новые данные по фауне жесткокрылых (Insecta, Coleoptera) национального парка «Чаваш вармане» (Чувашская Республика). Сообщение 3 // Научные труды национального парка «Чаваш вармане». — Чебоксары, 2008. — Т. 2. — С. 47-55. Статья доступна на сайте Зоологического института РАН. Авторы работы максимально подробно, настолько это возможно, описывают места нахождения всех видов. Однако в формате знаков, нанесенных на бумагу, такие данные практически не имеют ценности без перевода в формальное электронное представление (в котором они, с большой вероятностью, и находились у авторов при подготовке статьи). Очевидно, что более продуктивным было бы представление другим исследователям доступа к тем же данным, но в оригинальном, а не производном виде (который необходимо «расшифровывать обратно»). Собственно, необходимость издания статьи в бумажном издании при этом была бы вовсе не очевидной. То есть, как и в предыдущем случае, неудобство работы с данными является не виной авторов, а исключительной особенностью сложившейся традиции в обнародовании результатов исследования биоразнообразия.

Таким образом, можно заключить, что при детальной проработанности теоретических подходов к комплексному изучению биоразнообразия, качественно новых результатов в этом направлении можно достичь только при принципиальном изменении практического подхода к сбору и анализу данных. От изучения разнообразия отдельных групп необходим переход к изучению всего разнообразия организмов на выбранной территории как ее комплексного свойства. Попытки такого переходя предпринимаются множеством проектов, между которыми пока отсутствует в большинстве случаев согласованность.

Современные проекты комплексного изучения биоразнообразия

В силу очевидности необходимости комплексного подхода к изучению биоразнообразия в недавнее время организованы и активно развиваются многочисленные проекты, основанные на таком подходе. Проекты имеют разную направленность и характер, отличаются крайней разрозненностью и разнообразием подходов, однако в целом наблюдается поступательное развитие общего направления. Некоторые наиболее заметные глобальные и региональные проекты комплексного изучения биоразнообразия рассмотрены ниже.

GBIF: Global Biodiversity Information Facility — Free and Open Access to Biodiversity Data
http://www.gbif.org/
Самый масштабный из действующих проектов — в настоящее время база данных содержит более полу миллиарда записей о встречах примерно полтора миллионов видов во всем мире. Используются детально документированные свободные форматы данных Darwin Core, EML (Ecological Markup Language) и др., с подробным описанием которых можно ознакомиться по ссылкам на сайте проекта. Данные хранятся в централизованном хранилище, полный свободный доступ к данным предоставляется через веб-интерфейс.
Возможно развертывание собственных серверов системы на основе свободно распространяемой CMS Drupal — The Nodes Portal Toolkit (NPT). Сайт проекта: http://www.gbif.org/capacityenhancement/npt. Репозиторий проекта: https://github.com/gbif/gbif-npt-startup.
Самым трудным решением при разработке KGBase был отказ от принципов, подходов и структуры данных, принятых в данном масштабном международном проекте (и, соответственно — от участия в нем). Критическими можно считать два недостатка (на наш взгляд):
1. Централизованность системы. Данные специалистов хранятся и обрабатываются удаленно — на веб сервере, работа которого зависит от не контролируемых ими лиц. Nodes Portal Toolkit, разработка которого началась лишь недавно, лишь отчасти решает эту проблему — система имеет зависимости от центрального сервиса GBIF и его архитектуры, а также других сервисов, их API и т.д. Последнее же нельзя считать приемлемым. Представляется чрезвычайно важным сохранение полного авторского контроля за составом и способом представления оригинальных данных, а также возможности обработки данных вне зависимости от изменений каких-либо сторонних сервисов, служб и т.д.
2. Структура данных. Указания и наблюдения в проекте могут быть привязаны только к точечному топографическому объекту (с дополнительным параметром «точность»), что приводит к недопустимым коллизиям при невозможности столь конкретного указания. учетный маршрут или какая-либо площадь на местности при таком подходе превращаются в абстрактный круг в пространстве, не имеющий с ними почти ничего общего и лишь вводящий в заблуждение. Кроме того, структура используемых форматов представляется избыточно громоздкой и чрезмерно жесткой, не позволяющей адаптировать ее под нужды конкретного исследования, в котором обычно большинство сущностей структуры отсутствуют либо не имеют принципиального значения.
Кроме того, при всей масштабности и содержательности проекта, итогом его в настоящее время является огромный и общедоступный, однако плохо структурированный объем данных часто сомнительного происхождения — не подтверждаемых ничем наблюдений, вторичных интерпретаций литературных данных и т.п. Данный результат представляется не «болезнью переходного периода», а закономерным и неизбежным итогом всех подобных централизованных «всеохватных» и «народных» проектов. Все они неизбежно превращаются в огромный склад «приблизительных» или сомнительных сведений, как самый известный из проектов, построенных на таком принципе — «народная энциклопедия» Википедия. Совершенно также при всем объеме и уникальности база данных GBIF практически не может быть использована в научном исследовании, где критически важна точность и верифицируемость исходных данных.

GEO BON: Biodiversity Observation Network
https://www.earthobservations.org/geobon.shtml
The Group on Earth Observations Biodiversity Observation Network — по собственному определению, «сеть сетей» по комплексному изучению биоразнообразия. Координирует деятельность большого числа проектов, сайт проекта содержит информацию об активности проектов и их структуре. Является своего рода «наблюдательным советом», не оказывающим влияния на структуру и методические подходы входящих в него проектов.

BIO_SOS: Biodiversity Multi-SOurce Monitoring System
http://www.biosos.eu/
Проект Европейского Союза по интеграции данных о биоразнообразии. Нацелен на разработку единой системы мониторинга состояния окружающей среды и разнообразия организмов. Проект в целом теоретического характера, открытые практические разработки отсутствуют.

Biodiversity Data Journal (BDJ)
http://biodiversitydatajournal.com/
Свободное электронное научное издание издательства Pensoft на английском языке, публикующее результаты исследований биоразнообразия. Данные принимаются и публикуются в виде обобщенного текста произвольной структуры, на сайте издания есть структурированный поиск по таксономическим группам организмов.

The European Boreal Forest Biodiversity (EBFB) database
http://www.helsinki.fi/science/metapop/EBFB/database.html
База данных биоразнообразия бореальных лесов Европы.
Проект, координируемый университетом Хельсинки и выполняемый широким кругом специалистов и учреждений Финляндии и России.
Суть проекта состоит в обобщении данных наблюдений за животным и растительным миром лесов севера Европы. Данные накапливаются в централизованной реляционной базе данных оригинальной структуры, доступны обобщенные данные таблиц в формате Comma-Separated Values (*.csv).

Biodiversity of British Columbia
http://ibis.geog.ubc.ca/biodiversity/
Региональный проект по комплексному изучению биоразнообразия Британской Колумбии. Интересен своей целостностью и широтой охвата. Содержит значительный объем методических материалов, ориентирован на активное взаимодействие с местными волонтерами. Может считаться практически образцовым региональным проектом по комплексному изучению биоразнообразия в рамках централизованного подхода к сбору и обработке данных. Доступна значительная база данных (доступ через веб-интерфейс и собственный картографический сервис) с подробной информацией о каждой встрече (находке) вида, месте хранения образца и т.д. Описание структуры данных и прямой доступ к базе отсутствуют.

Таким образом, можно с сожалением заключить, что какие-либо децентрализованные системы комплексного изучения биоразнообразия, имеющие адекватную формальную структуру и сформированное сообщество исследователей, в настоящее время отсутствуют. Основной причиной такого положения дел является отсутствие сколько-нибудь общепринятых формальных принципов и правил обобщения и анализа информации о биоразнообразии, что приводит к возникновению огромного количества изолированных проектов, интеграция между которыми практически невозможна.

Нельзя не отметить существующую обоснованную критику действующих программ по изучению биоразнообразия. Например, не безынтересны многочисленные выступления Ferdinando Boero, резко критикующего оторванность масштабных проектов от собственно изучения разнообразия организмов (а также попытки замены традиционной таксономии молекулярными методами):
«Lots of biodiversity research services… but for whom?» — http://www.vliz.be/imisdocs/publications/68505.pdf
«The Study of Species in the Era of Biodiversity: A Tale of Stupidity» — http://www.mdpi.com/1424-2818/2/1/115

В качестве вывода следует отметить, что действительный практический переход к комплексному изучению биоразнообразия остается делом будущего и станет возможен только при решении комплекса противоречий, упомянутых выше. Пока же «благие намерения» в виде планов и стратегий, а также крупные проекты со значительным финансированием в большинстве случаев оторваны от собственно непосредственного полевого изучения биоразнообразия во всей его широте.

Константин Гребенников, 09.09.2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *